(no subject)

Вчера на одном славистском семинаре обсуждали темы, связанные с Бессмертным полком. За исключением "наших" людей, никто из американцев (в основном историки, пара социологов; занимаются разными темами, но за регионом следят) никогда о нем не слышал. То есть. Миллион человек в одной Москве + в регионах + за границей несколько лет выходят на улицу. Никто. Никогда. Не слышал о таком событии.

(no subject)

Настька с сегодняшнего дня- защитила диссертацию - доктор Климчинская. Как это все случилось, в какие вечера.
Напишу завтра. Надо успеть на утренний самолёт и прибыть на пару.

Image may contain: Anastasia Klimchynskaya, standing

(no subject)

Заканчивала текст вчера и отправила подруге посмотреть. А она живет по калифорнийскому времени. Позвонила - у нас уже час ночи - и говорит: в третьей части аргумент провисает. А у меня была приятельница когда-то. Из меня в 90-х начинали тексты журналистские выползать. Иногда хорошие, иногда нет. И как поймёшь? А она говорит: написала - отложи. Посмотри через дня три и ты все сама увидишь.
Легла спать. Сегодня посмотрела - и правда. Все видно.
Это я к чему? Это я к тому, что с текстом надо переспать. Ночь, но иногда гораздо больше.

(no subject)

Френды, вопрос мой задается серьезно без каких-либо штук в кармане. Фраза "прощай, родина. умираю, но не сдаюсь" действительно была выцарапана на стене Брестской крепости или это позднейшая легенда?
Tatiana Bembel Лен, вот тебе Иван Чайчиц. неутомимый исследователь надписей на стенах Брестской крепости, автор публикаций на эту тему: https://www.facebook.com/chaichits.iwan

(no subject)

Дорогие френды, правильно ли я помню, что в экспозиции варшавского Музея польских евреев, значительная часть которого посвящена Холокосту, не указано, что Освенцим освобожден советской армией? Не придумываю ли я?
UPD. Мой вопрос про этот музей. Может ли кто-нибудь посмотреть?

(no subject)

Читала сегодня разговор Примо Леви с Филиппом Ротом (он опубликован в качестве послесловия к Survival in Auschwitz). Он там рассказывает про сокамерника, каменщика, который «hated Germans, their food, their language, their war; but when they set him to erect walls, he built them straight and solid, not out of obedience, but out of professional dignity.» Вспомнила «Ивана Денисовича». Так вот, оказывается, почему он работает в охотку. Леви ещё там раньше замечает, что человек, по его мнению, «устроен» для осмысленной работы (имеющей цель). Это практически по Марксу определение человеческой природы.