Category: армия

(no subject)

Вдогонку предыдущему посту (вопрос немецкой магистрантки о военных борделях и пр. с этим связанным :спасибо, френды, за участие, ссылки и рекомендации; все переправила).
Западные исследователи/ницы (впитавши феминистские подходы) трактуют эту тему как сексуальное рабство. "Наши", кажется, как "половой коллаборационизм" (не имея иной концепции помимо "сотрудничества с врагом", но стремясь при этом выглядеть научно); сейчас, правда, невозможно трактовать как предательниц и чтобы по всей строгости, а признаются обстоятельства.
А что там "в свете расовой теории"? Несколько лет назад участница белорусского подпольного сопротивления (о ней как-нибуль отдельно, она умерла года три назад), отправленная в немецкий концлагерь и потерявшая там ребенка, сказала в разговоре, что "немецким военнослужащим было запрещено вступать в сексуальные отношения с женщинами на наших территориях по расовой причине. Их наказывали за это, поэтому массовых никаких вещей не было."
Понятно, что вступали все же. А как это прописывалось "в правилах? Насколько в эту расовую причинуверили сами солдаты? Как они это "преступали"?
Пару лет назад читала про израильских солдат и палестинских женщин ("не насилуют, т.к. презирают" и пр) - и с ног сносящую русскоязычную критику.
UPD. Не встречала обсуждения этой темы в белорусском контексте.

(no subject)

Посмотрели немножко "Четыре танкиста и собака" (в детстве мне очень нравились Янек и его собака). Оказалoсь очень интересно. Это, конечно, "приключения на танке", как сказала "кинолог" (не исправляйте меня - я знаю!) Elena Prokhorova. Первая серия начинается с того, что Янек убивает на охоте тигра - и ты сидишь открыв рот. Известно, что ссср - родина слонов, а Польша, значит, тигров, но потом выясняется, что дело происходит в Уссурийском крае.
Сильное начало - т.к. для польского зрителя за этим встает история польских восстаний и высылки шляхты в Сибирь. Это очень острая тема национальной истории. Хотя по сюжету Янек из Гданьска, т.е. западной Польши (отец его отражал первое нападение немцев на Вестреплятте и весь фильм он его ищет), т.е не очень понятно, как он мог попасть на Дальний Восток (но, возможно, я просто не знаю фактов). Помимо присоединения в 1939 Западной Беларуси (но это другой регион), когда часть ранее польского населения оказалась в ссср, тысячи поляков и польских евреев бежали в ссср (который их принял) в начале войны и тем спаслись (хотя я встречала в Штатах недовольных тем, что их отправили в Казахстан и Киргизию, но это отдельный вопрос и, как мне кажется, мелкое неудобство по сравнению с тем, что было бы, останься они в Польше), но это из Восточного погранчья в основном.
Несмотря на этот не очень понятный (для меня) момент, устанавливается важная точка, т.к. в это время происходит формирование на территории ссср Первой польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко, и Янек стремится в нее попасть. Но это еще не все: перед отъездом (русский) старик-охотник дарит ему кортик (попавший к нему от ссыльных), и на нем написано (по польски) "Честь и родина. 1863". Это просто бомба (для польского духа). В следующей серии, когда уже пересекли польскую границу, экипаж танка попадает в дом польки, школьной учительницы. И там оказывается, что фамилия лейтенанта, командира экипажа, такая же, как фамилия ее предка, участника восстания, когда-то сосланного в Сибирь (откуда этот лейтенант и пришел), и он стоит с портретом предка-повстанца.
Collapse )

(no subject)

По следам происшедшего в Аризоне на 5% увеличилась продажа оружия (что всегда происходит после подобных случаев).
Одни считают, что это им надо для самозащиты.
Другие - запасаются на случай, что продажу оружия ограничат. Так сказать, впрок.
- А зачем вам оружие?
- Ну как же, говорят в таких случаях мои студенты, а как мы будем защищать наши свободы.
- А кто посягает на ваши свободы?
- Ну как же, а если правительство захочет их у нас отобрать? А мы не вооружены?
В таких случаях я ехидно говорю: Вот мы сейчас с вами почитаем Маркузе, и он вам объяснит, куда в позднем капитализме деваются "свободы", вернее, какую форму они принимают.

Чечня: кино

Как и в отношении "9-й роты". Забыто, что погибли "так бесполезно, так зло и ненужно" - и так много принесли зла. Не спрошено "кто послал их на смерть недрожащей рукой"; никак происшедшее в обществе не осмыслено и не трансформируется в политический протест, в призыв правительства к ответу, в новые формы гражданского контроля над ним и политической активности. Потому, очевидно, что "дворничихины дети" гибли.
В Аргентине "Madres del Placa del Mayo" - "Матери с площади Майя" ("матери пропавших" во время хунты в 1980-х) стали политической силой и голосом, с которым пришлось считаться. У "нас" же все трансформируется в "увековечение памяти", оно же - гимн все той же власти.


ГАЗЕТА КОММЕРСАНТЪ № 84 (№ 3415) от 13.05.2006, СБ

Из рецензии: "Впервые в отечественном кино создан и столь впечатляющий групповой
портрет врага, суммирующий все пропагандистские озарения обеих чеченских
войн. В "Прорыве" против России объединились негр, на ломаном русском
интересующийся у боевика Руслана, перевели ли уже гонорар на его банковский
счет; две белобрысые снайперши, одна из которых, чтобы не возникло сомнения
в их национальности, ругается по-латышски (темперамент обязывает: кроме
одного матерка они не проронят ни звука); полевой командир, который в разгар
боя отбегает в кусты вмазаться героином; и загадочный тип, на сайте фильма
обозначенный как "ирландец Киркпатрик..."

http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=672861&IssueId=30093

Образцово-показательная пропаганда

В прокат вышел фильм Виталия Лукина "Прорыв", посвященный гибели 6-й роты
104-го гвардейского парашютно-десантного полка Псковской дивизии ВДВ в
Аргунском ущелье 29 февраля 2000 года. На петербургской премьере побывал
МИХАИЛ Ъ-ТРОФИМЕНКОВ.


Collapse )

День Победы: Ольга Дедок. Воспоминания

Jтрывок из воспоминаний Ольги Дедок, жены скульптора Андрея Бембеля, вылепившего знаменитый бюст Гастелло, автора памятника Победы в Минске и Кургана Славы. Она прожила в Минске с детьми всю оккупацию и спасла от гибели еврейскую девочку, только чудом не погибнув сама. Эти воспомининия - история той повседневности, о которой мы почти ничего не знаем. Такие свидетельства военного времени, редко попадающие в учебники, все еще находятся «на обочине» истории Великой Отечественной. Но именно они и есть История.

Этот отрывок (в составе большего текста) был опубликован в сборнике "Женщины на краю Европы" (http://gender-ehu.org/?97_2&PHPSESSID=cee2c148cbad8f15982b32796682ff68), который мне довелось делать. Как редактор я читала его много раз - и каждый раз плакала в конце.

Полностью воспоминания Ольги Дедок, подготовленные к печати в ЦГИ ЕГУ, выходят отдельной книгой в мае. Отрывок - ниже.

Ольга Дедок. Воспоминания
(Публикация Татьяны Бембель)//(Женщины на краю Европы. Ред. Е Гапова. Минск, ЕГУ, 2003. Cс. 232 -255)

Вечером были в театре. Много раз позднее я пыталась вспомнить, что смотрели, и не смогла.

Утром варю Олежеку манную кашу. Встала поздно и еще не завтракали. Вбегает Мария Степановна - взволнованная, взбалмошная: «Вы что? Ничего не знаете? Включите радио. Война!» Это слово звучит совершенно абстрактно. Я никак не могу связать его с жизнью. Но иду в мастерскую, говорю Андрею.

- Чепуха! Ты веришь Марии Степановне? Мало ль что она придумает?

Collapse )