Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

(no subject)

Навеяно выступлением АИФ во Львове, где он рассказывал о проблемах, возникающих при публикации белорусских эго-документов. Когда строилась эта ветка метро, станции назывались по-русски. В национальном государстве они получили также белорусские названия (и часто это другие слова: октябрьская - кастрычніцкая). Для "международного потребления" транскрибировать латинкой стали их (очевидно, наиболее активно перед чемпионатом мира по хоккею в 2014), при этом была использована не международная транслитерация, а "белорусская латинка": правописание начала 20-го века (первая нац. газета "Наша нива" издавалась попеременно кириллицей и латинкой), которая иногда используется. Я белорусской латинкой не владею (читать - с некоторым напряжением - могу, а писать нет). Формально это правильно: если существует нац. письмо на латинке, его сохраняют на картах, указателях и пр - как у чехов, поляков и др. Однако белорусская латинка существуте довольно условно, иностранец же скорее всего знаком с русскими названиями станций (т.к. это более распространеннный язык). Как сделать "правильно" - не знаю.

Текст о минском гетто

Продолжая тему, начатую 11 февраля текстом Нехамы Тэк: http://pigbig.livejournal.com/2007/02/11/
title or description
В той же книге "Женшины на краю Европы" (снимок на обложке - это моя бабушка) вслед за текстом Тэк я разместила статью Барбары Эпштейн "Женщины в сопротивлении Минского гетто". Которая категорически по-другому оценивает войну: "...В завершение рассказа о подпольной деятельности в гетто Елена Майзелс пишет: "Я хочу обратить внимание на дружбу между людьми разных национальностей. Когда нас заставили переехать в гетто, мои белорусские соседи оставили у себя мою 17-летнюю дочь; 24 ноября они пришли в гетто и забрали с собой моего 3-летнего сына, чтобы мне было легче заниматься подпольной деятельностью." Именно "дружба между людьми разных национальностей позволила значительному количеству евреев из Минского гетто вырваться на совбоду, особенно если сравнивать это число с ситуацией в других гетто Восточной Европы. Арон Фитерсон, также входивший в подпольную организацию Минского гетто, пишет: "Я должен сказать, что если бы не белорусские и русские товарищи, а также подпольная организация в русском районе, едва ли кому-либо из евреев удалось бы выжить. Только благодаря им мы оставлись в живых."

Collapse )