Category: дети

(no subject)

Therefore, the increase in women’s status may eventually reverse fertility trends in Europe and Japan. In particular, men in all high-income countries appear to be taking on a larger share of household duties, which could lead to a large positive increase in fertility.
Will the Stork Return to Europe and Japan? Understanding Fertility within Developed Nations

Несколько экономистов, проведя исследование рождаемости в развитых странах, полагают, что она выше там, где мужчины принимают больше участия в выполнении домашних обязанностей (а это свидетельство более высокoго статуса женщин). Статья опубликована в Journal of Economic Perspectives - журнале, который печатает экономические статьи, которые могут быть понятны неэкономистам.

Я никогда так не формулировала, но на основании того, что видела на родине и в Штатах (где рождаемость выше), пришла к выводу, что здесь - при отсутствии оплаченных декретных отпусков, недостаточности и невероятной дороговизне дошкольных учреждений, отсутствии бенефитов в связи с материнством/родительством, есть
1.гибкая система, которая позволяет включаться в рынок труда и учебы почти в любой момент жизни (множество точек входа);
2. множество возможностей работы на неполную ставку;
3. отсутствие безумных отпусков по уходу (которые почти принуждают женщину оставаться дома с ребенком на длительный срок) заставляет "крутиться" обеих родителей (+ сравнительная легкость нанять бэбиситтера - т.е. множество подростков (или эмигранток, часто нелегальгых)готовы работать за низкую плату ); обязанности разделяются в большей степени, и у женщины оказывается не меньше, а больше возможностей что-то делать за пределами дома.

Как-то вечером звонила подруга посоветоваться о статье, и в трубке были какие-то странные звуки.
- Что это, Мишель?
- I am breastfeeding (кормлю грудью).
Тогда я подумала, что это ужасно - с пятимесячным ребенком полная нагрузка, надо писать и публиковаться, но потом вспомнила себя - как невыносимо тяжело тем, "кто этого не любит", быть прикованной только к дому и ребенку на длительный период, как хотелось из этого вырваться.
Вывод мой такой: несколько больше рожают там, где рождение детей не означает "конец всего остального".

(no subject)

Владимир Паперный: Секс по-русски и любовь по-американски
Первое время мне было не по себе от такого бюрократического подхода к сексу. Места для романтического приключения не оставалось. Иногда это просто убивало всякий возможный контакт. Вот, например, такой эпизод. Идем в кино с секретаршей из фирмы, где я работаю. После кино она приглашает зайти к ней домой.

— Если вы в принципе собираетесь со мной заниматься сексом, — говорит она, — то вам придется забежать в соседний супермаркет и купить презервативов, если, конечно, у вас их нет с собой. И второе: я люблю спать одна, поэтому потом вы пойдете домой. О'кей?

Нет, не о'кей.


Я его даже понимаю.
Импозантный позднесоветский мужчина из архитектурно-художественной среды, "Культура 2" и прочие интеллектуальные достижения, кругом сексуальная либерализация в ее советском варианте: женщина демонстрирует романтическую влюбленность и даже страсть, но "заботиться о себе" в постели - Боже, какое дурновкусие. Женщине пристало отдаваться чувству. Растворяться в эмоциях. Все понимать. И исчезать - увидев, что "чувство ущло." Иными словами, не причинять неудобств.

И вот "импозантный мужчина" попадает в культуру, которая прошла через сексуальную либерализацию, выстроенную по другой модели. Где "второй пол" тоже хочет получить удовольствие и чтоб без неудобств.
Ну можно ли не назвать этих женщин бухгалтершами. Не намекнуть, что у них в глазах счетчики.

В связи с этим история.
Collapse )

День Победы: Ольга Дедок. Воспоминания

Jтрывок из воспоминаний Ольги Дедок, жены скульптора Андрея Бембеля, вылепившего знаменитый бюст Гастелло, автора памятника Победы в Минске и Кургана Славы. Она прожила в Минске с детьми всю оккупацию и спасла от гибели еврейскую девочку, только чудом не погибнув сама. Эти воспомининия - история той повседневности, о которой мы почти ничего не знаем. Такие свидетельства военного времени, редко попадающие в учебники, все еще находятся «на обочине» истории Великой Отечественной. Но именно они и есть История.

Этот отрывок (в составе большего текста) был опубликован в сборнике "Женщины на краю Европы" (http://gender-ehu.org/?97_2&PHPSESSID=cee2c148cbad8f15982b32796682ff68), который мне довелось делать. Как редактор я читала его много раз - и каждый раз плакала в конце.

Полностью воспоминания Ольги Дедок, подготовленные к печати в ЦГИ ЕГУ, выходят отдельной книгой в мае. Отрывок - ниже.

Ольга Дедок. Воспоминания
(Публикация Татьяны Бембель)//(Женщины на краю Европы. Ред. Е Гапова. Минск, ЕГУ, 2003. Cс. 232 -255)

Вечером были в театре. Много раз позднее я пыталась вспомнить, что смотрели, и не смогла.

Утром варю Олежеку манную кашу. Встала поздно и еще не завтракали. Вбегает Мария Степановна - взволнованная, взбалмошная: «Вы что? Ничего не знаете? Включите радио. Война!» Это слово звучит совершенно абстрактно. Я никак не могу связать его с жизнью. Но иду в мастерскую, говорю Андрею.

- Чепуха! Ты веришь Марии Степановне? Мало ль что она придумает?

Collapse )