Category: медицина

(no subject)

Как вы считаете, френды, спать в шерстяных носках, чай с малиной и все остальное, что с нами в детстве делали - помогает при простуде или просто придумано чтобы нам противно было?
Тот же вопрос кратко: может и правда носки на ночь надеть?

(no subject)

В ФБ-группе "Бессмертный полк" - там размещают снимки, имена-фамилии с указанием "мой дед, отец, бабушка..." - где воевали, кем, вернулись ли, известно ли, где похоронены и т.д. Так вот фамилии из постов - как они всплывали у меня в ленте последние дни: Шларба Эраст Гвакович, Лысенко Наталья Илларионовна, Сейитниязов Хемра Муминович, Малышев Иван Ермилович, Богуш Раиса Абдуловна, Арутюнян Адам Абрамович, Машуков Фёдор Фёдорович, Рыбалтовский Ольгерд Владиславович, Муксинов Ахметзия Хасанович, Алиев Сулейман, дядюшка Тельмана! Мой дядя, Мурадян Гагик Мушегович, призван из Еревана в 41 ом, пропавший безвести 1943 году. Военный лётчик.Сандлер Рафаил, дед моего мужа.Погиб в 1943. Умаров Акбар Умарович 1924 г.р. Федотова Татьяна Аввакумовна - моя бабушка - врач, капитан мед. службы. Наша бабушка -Рабинович Дора Иосифовна(1919-1996). Старший лейтенант медицинской службы.Начальник санитарного поезда Калининского фронта. Михаил Петрович Бараболько с Одесской киностудии...
Sapienti sat.

Женская работа vs. репродукция

Проблема женсокго трудового участия - исторически особенно, сейчас в какой-то степени - в том, как восместить его с репродукцией. Без репродукции общество не может продолжаться; без женского трудового участия оно также обойтись не может, а женщины не могут быть равноправны без экономичесой независимости.

Из воскресной NYTimes: врачей остро не хватает (особенно терапевтов), поэтому государство спонсирует неокторые резидентуры или медицинские докторантуры; женщины-врачи, между тем, часто работают более короткую неделю, чем мужчины либо вообще уходят с работы на некоторый срок, что связано с появлением детей и семейными обязанностями; автор, сама врач и мать четверых детей, призывает: товарищи женщины, если вы стали врачами - только работа на полную неделю и без декретных отпусков, иначе вы использовали деньги налогоплательщиков не по назначению. Пациенты зависят от верности врачей своей профессии: Students who aspire to go to medical school should think about the consequences if they decide to work part time or leave clinical medicine. It’s fair to ask them — women especially — to consider the conflicting demands that medicine and parenthood make before they accept (and deny to others) sought-after positions in medical school and residency. They must understand that medical education is a privilege, not an entitlement, and it confers a real moral obligation to serve.

Don’t Quit This Day Job

(no subject)

Григорий Дашевский
О невидимости


Последние годы мама была очень больна и ограничена квартирой (по которой передвигалась с трудом), но иногда надо было все же посещать клиники. Некоторые мы так и не осилили. Чтобы попасть в поликлинику, где находится Центр лазерной хирургии зрения, надо преодолеть около 15-ти ступенек. Первый раз я ползла рядом и руками переставляла мамину ногу, пока она стояла на другой, опиралаясь на палку. Во второй раз - делать операцию - она уже не поехала.
Иногда я просила прохожих. Как-то раз двое незнакомых мужчин, которых я просто остановила на улице, внесли маму на руках на третий этаж. После того, как я тогда сказала абсолютно незнакомым людям "Мне надо поднять старую женщину по лестнице, и вы должны мне помочь", мне казалось, что я все могу.

Крылечко со ступенечками есть перед каждой поликлиникой (из тех, где я бывала). Т.к. бывшая лечкомиссия (в которой маму лечили последние годы как участницу войны, проживающую территориально рядом) ныне принадлежит Управлению делами президента, там, помню, сделали ремонт. Пол застелили блестящим и скользким материалом типа мрамора, повесли "бронзовые" канделябры. Ступенечки перед входом остались на месте, а на вопрос о кресле-каталке мне сказали "Так тут же 50 метров по коридору". В Oмерике я не видела мраморных полов ни в одной клинике.

Мне вот что интересно: государства наши все же богатеют. Лучше народ живет, чем 10 лет назад. Но это богатение преобразуется в мраморный пол, плиточку на вокзальном перроне и круглосуточную доступность пива. При этом для попадания в вагон надо преодолеть с чемоданом три высокие ступеньки вверх. Богатение не преобразуется в удобство жизни, в кресло-каталку, в работающий эскалатор, в кондиционер в магазине.
В июле ехала в Питер и, глядя, как я тяну в вагон чемодан вверх по трем ступенькам, сердобольный попутчики бросались на помощь. На проклятом западе в вагон просто делают шаг в дверь с перрона. Но у нас народ у нас добрый. Иначе вообще смерть.

The Working-Class Smoker

The Working-Class Smoker
Increases in life expectancy in recent decades have left behind those who didn't go to college.


Отличный классовый анализ.

Когда "Огонек" пару лет назад делал номер "Тело всей жизни", они попросили напистаь что-то о занятиях спорстом в Америке - чтобы я озвучила идею, что лечиться дорого, вот и стараются не болеть. Я написала именно про классовое разделение в отношении к своему телу: что спортом занимаются как раз те, у кого страховка есть. Через спорт и иные "оздоровительные практики":)они делают вложение в то удвольствие, которое может принести им их тело, если продлить его "функциональность", а также конструируют свою классовую идентичность. Мой текст назывался "Инвестиции в тело".

У рабочих же другая рациональность. Их тело - это тяжелый труд, а закурить - это непосредственное "вознаграждение", для себя, а не для других. Цитата из The Working-Class Smoker: Things might look different to, say, a waitress at a roadside chain restaurant, like the ones Barbara Ehrenreich described in "Nickel and Dimed" (2001), who smoke out of "defiant self-nurturance," because "work is what you do for others; smoking is what you do for yourself."

Это хороший "комментарий" к рассказам Максима Осипова о тарусской больнице, которые около года назад были так популярны в ЖЖ: он писал о том, насколько его пациенты не хотят/не умеют заботиться о себе. На те записки откликнулся Антон Носик, рассказыв, как он работал врачом в глубинке: там многие мужчины лет после пятидесяти получают - не помню ка кназывается - от курения и от общего отношения к себе, что часто заканчивается ампутацией ноги и инвалидностью. Он же старался ноги спасти, потому что это лечится, отправлял больных в областную больницу и т.д., откуда они возвращались с матом: твою мать, доктор, давай направление на ампутацию и на инвалидность, не фиг мне тут по больницам ездить. Инвалидность воспринимается как "бесплатное вознаграждение", как возможность что-то получить "прсото так"...